Философия религии: аналитические исследования https://frai.iph.ras.ru/ <p style="text-align: justify;">Журнал&nbsp;<strong>«</strong><strong>Философия религии: аналитические исследования / Philosophy of Religion: Analytic Researches»</strong> – специализированное международное периодическое издание Института философии РАН, публикующее статьи по философской рефлексии, тематизирующей и проблематизирующей феномены религии, ее многообразные культурные контексты и корреляции. Выпуски журнала строятся как тематические. Помимо статей &nbsp;отечественных и зарубежных (преимущественно англо-американских) философов, религиоведов, теологов публикуются переводы философско-религиозной классики, рецензии на современные исследования.</p> <p style="text-align: justify;">Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС77-70692 от 15 августа 2017 г.</p> <p style="text-align: justify;">&nbsp;С 2017 года журнал выходит с периодичностью два номера в год; является прямым продолжением периодического издания «Философия религии: Альманах» (ISSN 2313-8750), выходившего в 2007–2015 гг. под редакцией В.К.&nbsp;Шохина.</p> <p>&nbsp;Индексируется в РИНЦ, в Ulrich's Periodicals Directory.</p> ru-RU t_s_samarina@bk.ru (Татьяна Сергеевна Самарина | Tatiana Samarina) litvinovg@iph.ras.ru (Георгий Литвинов | Georgy V. Litvinov) Ср, 09 дек 2020 12:38:08 +0300 OJS 3.1.2.0 http://blogs.law.harvard.edu/tech/rss 60 Либертарианство и классический теизм: к вопросу о взаимосвязи концепций https://frai.iph.ras.ru/article/view/5239 <div style="text-align: justify;">Цель статьи – обнаружить наиболее значимые аспекты исторической и концептуальной взаимосвязи классического теизма и либертарианских теорий свободы воли. В первой части работы демонстрируется, что впервые понятие классического теизма было введено в научный оборот сторонником процесс-теологии Ч. Хартсхорном в середине XX в. с целью критики европейской философской и богословской традиции. При этом Хартсхорн полагал, что классический теизм не совместим с либертарианством. Далее предлагаются две гипотезы, объясняющие последующую ассоциацию классического теизма с либертарианством в аналитической философии религии. Во второй части рассматриваются вопросы концептуальной взаимосвязи либертарианства и классического теизма. Демонстрируется, что либертарианство имеет преимущества перед компатибилизмом в контексте проблемы зла и концепции посмертных воздаяний. Тем не менее попытки непротиворечиво связать классический теизм и либертарианство также сталкиваются с рядом затруднений. Ответ на проблему зла предполагает утверждение предельной ценности либертарианской свободы воли. Однако эта ценность может быть поставлена под сомнение через экспликацию противоречий, которые имеют место между редставлениями о божественных совершенствах и либертарианскими условиями свободы. Соответствующие трудности возникают при попытках совместить условие альтернативных возможностей с атрибутами всезнания и совершенной благости, а условие источника с доктриной божественного сохранения (divine conservation).</div> Александр Мишура Copyright (c) 2020 Философия религии: аналитические исследования https://frai.iph.ras.ru/article/view/5239 Вт, 08 дек 2020 21:36:38 +0300 Метафизика в трактате Цицерона «О природе богов» https://frai.iph.ras.ru/article/view/5240 <div style="text-align: justify;">На первый взгляд в трактате Цицерона «О природе богов», написанном в форме диалога, метафизические идеи высказываются только стоическим участником, Бальбом, который не может аргументировать их достаточно убедительно перед лицом критики со стороны Котты, представителя академической традиции, к которой, по крайней мере в гносеологии, относит себя и сам автор. Однако так ситуация выглядит, лишь если читать трактат изолированно от других произведений Цицерона и с учетом лишь высказанного, а не умолчанного. Между тем, есть все основания для того, чтобы рассматривать этот трактат в качестве центрального в группе произведений второй половины 40-х гг., отчего умолчания в нем оказываются не менее важными, чем прямой текст. Из сопоставления различных высказываний Цицерона о божественном, рассеянных в разных трудах, выясняется, что метафизическое содержание в них, несомненно, было, и выстраивалось оно с апелляцией к Платону, переосмысленному в контексте академической традиции. Ключом же к пониманию трактата «О природе богов» служит его композиция, построенная на противопоставлении экзотерической религиозности эпикурейского и стоического участников невысказанным идеям их академических критиков.</div> Илья Вевюрко Copyright (c) 2020 Философия религии: аналитические исследования https://frai.iph.ras.ru/article/view/5240 Вт, 08 дек 2020 21:37:23 +0300 Аристотелевская парадигма причастности в византийском богословии: Григорий Нисский о человеческой природе как монаде и Григорий Палама о невозможности причастности к божественной сущности https://frai.iph.ras.ru/article/view/5241 <div style="text-align: justify;">В статье рассматривается, как работает аристотелевская парадигма причастности у Григория Нисского и у Григория Паламы. Григорий Нисский использует эту парадигму при развитии своего учения о человеческой природе как монаде в трактате «К Авлавию» и, как показывается в статье, опирается в этом отношении на «Исагогу» Порфирия. Этот извод аристотелевской парадигмы причастности, наличествующий у Порфирия и Григория Нисского, включает в себя, во-первых, дискурс причастности ипостасей к собственной сущности и, во-вторых, дискурс разделенности причаствующего при неразделимости причаствуемого. Григорий Палама, приводя свои аргументы о непричаствуемости божественной сущности, также использует аристотелевскую парадигму причастности и, как предполагается в статье, заимствует ее у Григория Нисского. При этом Палама, в рамках одного из выдвигаемых аргументов, трансформирует дискурс разделенности причаствующего при неразделимости причаствуемого и связывает категорию разделенности с самой ситуацией причастности, так что разделимым оказывается причаствуемое. Это позволяет ему утверждать, что причаствуемым в Боге являются энергии, а не сущность.</div> Дмитрий Бирюков Copyright (c) 2020 Философия религии: аналитические исследования https://frai.iph.ras.ru/article/view/5241 Вт, 08 дек 2020 21:37:47 +0300 Об исхождении божественных Лиц и Божественных энергиях https://frai.iph.ras.ru/article/view/5242 <p style="text-align: justify;">Концепция божественных энергий (energeiai) обычно ассоциируется с поздневизантийским богословом Григорием Паламой. Однако, на самом деле она имеет библейское происхождение и занимает важное место в греческом святоотеческом богословии, начиная, как минимум, с четвёртого века. В данной статье я кратко прослеживаю её историю, начиная с использования св. Павлом концепции энергии и заканчивая пониманием этой идеи Великими каппадокийцами, Дионисием Ареопагитом, Максимом Исповедником и Григорием Паламой. Я утверждаю, что идеи об исхождении Божественных Лиц у Дионисия имеют много общего с идеями о Божественной энергии у Великих каппадокийцев, однако в отличие от них Дионисий обогащает эту концепцию, помещая ее в контекст неоплатонической модели исхождения и возвращения. Труды Дионисия Ареопагита нуждались в дальнейшем синтезе, поскольку он не объяснял отношения между Божественными исхождениями и Божественными логосами, «божественными и благими актами воли», посредством которых творит Бог. Позднее Максим Исповедник внес еще один элемент в эту сложную традицию, аргументируя данное решение тем, что определенные «природные энергии» обязательно должны сопровождать любую природу. Я утверждаю, что реальная важность Паламы с точки зрения истории философии заключается не в создании концепции Божественных энергий, а в ее использовании для синтеза этих разрозненных элементов у великих каппадокийцев, Дионисия Ареопагита и Максима Исповедника.</p> Дэвид Брэдшоу Copyright (c) 2020 Философия религии: аналитические исследования https://frai.iph.ras.ru/article/view/5242 Вт, 08 дек 2020 21:38:17 +0300 Существование Бога и ресурсы метафизического персонализма https://frai.iph.ras.ru/article/view/5244 <div style="text-align: justify;">В статье представлен анализ и оценка метафизического персонализма – группы персоналистов, включавшей как русских (Л.М. Лопатин, А.А. Козлов, П.Е. Астафьев, С.А. Аскольдов, Е.А. Бобров), так и немецких (Г. Тейхмюллер) философов – в контексте современных дискуссий о существовании Бога. Ценность и перспективность метафизического персонализма определяется его характерными особенностями: сознательной задачей создания персоналистической метафизики как системы, пониманием метафизики как рациональной философии, критическим отношением к собственным методам, использованием рациональной контраверсивной аргументации в полемике, стремлением к метафизическому обоснованию христианского теизма. В статье рассматривается, каким образом метафизический персонализм ставит и решает проблему реальности субстанции как понятия, необходимого для обоснования существования Бога. Понятие субстанции представлено в рамках аристотелевской традиции, как реальное самотождественное единство, источник и центр активных сил. Особенное внимание персонализм сосредоточил на доказательстве равной реальности как субстанции, так и ее актов. Понятие субстанции обосновывается из данных непосредственного сознания («внутреннего опыта»). Признается реальность только духовных, самосознающих индивидуальных субстанций. Иные субстанции могут мыслиться по аналогии с субстанцией человеческого субъекта. Но критерий дифференциации субстанций различного онтологического статуса остается неясным. Онтологический аргумент требует аналитики понятия бытия, которая также строится на основе структуры сознания, включающей субстанцию я, ее деятельности и содержание деятельностей. Непосредственное сознание человека является архетипом всякого бытия. В сознании собственного бытия человеку открыт непосредственный доступ к действительности Бога. Очевидность существования Бога есть следствие самоочевидности сознания субстанционального субъекта. Метафизический персонализм средствами рациональной метафизики обосновывал существование Бога через структуры и непосредственный опыт сознания субъекта.</div> Михаил Прасолов Copyright (c) 2020 Философия религии: аналитические исследования https://frai.iph.ras.ru/article/view/5244 Вт, 08 дек 2020 21:38:40 +0300 Метафизика Божественного мышления у Мария Викторина и ее философские источники https://frai.iph.ras.ru/article/view/5245 <div style="text-align: justify;">В статье анализируется учение Мария Викторина (ок. 281/291‒382/386) о Божественном мышлении и реконструируются его возможные философские источники. После краткого упоминания аристотелевской концепции Божественного мышления в «Метафизике» автор отмечает важную роль неоплатонической доктрины «умопостигаемой триады» в тринитарном учении Викторина, в котором Бог рассматривается как единство трех необходимых Божественных атрибутов, потенций или актов: бытия, жизни и мышления, соответствующих ипостасям христианской Троицы. Указывается, что соотношение между этими Божественными актами у Викторина имеет динамический характер, основанный на логике вечного процесса самополагания Бога как чистого Бытия (Отец), которое определяет себя сначала как Жизнь (Сын), а затем возвращается к себе как Мышление (Св. Дух), чем достигается полнота Божественного самосознания. Этот процесс Викторин также связывает с представлением о Боге как абсолютном Духе – Сущности, которая одновременно существует, живет и мыслит саму себя. В связи с этим рассматривается учение Викторина о двух Божественных действиях и движениях: внутреннем, свойственном Богу Отцу, и внешнем, характерным для Сына-Логоса; показывается, что это учение восходит к аналогичному учению Плотина, прилагаемому им к Единому и мировому Уму. Аргументируется, что Викторин в свете неоплатонической диалектики Единого и мирового Ума переосмыслил аристотелевскую концепцию Божественного мышления, мыслящего само себя, не просто применив ее к Сыну-Логосу, но и соединив с ней плотиновско-порфириевскую концепцию «сверхмышления» Единого, в результате чего у него Божественное мышление представлено в двух формах или видах: Бог Отец – это мышление внутреннее, потенциальное, сокрытое и непроявленное, тождественное Божественному бытию («сверхмышление»), а Сын-Логос – это мышление внешнее, актуальное и проявленное (мышление в собственном смысле), которое сначала пребывает во внутреннем мышлении Отца, а затем рождается от него как мышление, мыслящее и Отца, и само себя (самосознающее мышление).</div> Алексей Фокин Copyright (c) 2020 Философия религии: аналитические исследования https://frai.iph.ras.ru/article/view/5245 Вт, 08 дек 2020 21:39:17 +0300 Хасдай Крескас о божественном всеведении и человеческом выборе: из компаративной метафизики https://frai.iph.ras.ru/article/view/5246 <div style="text-align: justify;">Статья посвящена анализу вопроса о параллелях между идеями западных схоластов и иудейских философов XIV–XV вв. на примере одного из известных философов-иудеев Хасдая Крескаса. До 1960-х гг. исследователями было принято рассматривать философию иудаизма в рамках главным образом арабо-мусульманской философской традиции. Однако с выходом знаковой статьи Ш. Пинеса эта тенденция изменилась. Ключевые вопросы, поднимающиеся в главном произведении Хасдая Крескаса – «Свет Господень», близки вопросам, формулировавшимся и решавшимся схоластами. В идеях Крескаса о божественном знании будущих событий, свободе человеческой воли, награде и наказании за поступки усматриваются параллели с идеями разных представителей схоластической философии.</div> Валерия Слепцова Copyright (c) 2020 Философия религии: аналитические исследования https://frai.iph.ras.ru/article/view/5246 Вт, 08 дек 2020 21:39:43 +0300 Религия в пределах не только разума https://frai.iph.ras.ru/article/view/5247 <div style="text-align: justify;">Рецензия посвящена анализу двух частей монографии К.М. Антонова «“Как возможна религия?” Философия религии и философские проблемы богословия в русской религиозной мысли XIX–XX вв.», в которой представлен новый и оригинальный методологический подход, позволяющий взглянуть на историю русской философии конца XVIII – начала ХХ в. как на «светскую альтернативу» традиционному церковному и духовно-академическому богословию. Благодаря применению такого подхода возникает возможность соотнести представления русских мыслителей той эпохи и проблемы, характерные для современного религиоведения, философии религии и философской теологии. Труд Антонова в этом плане с полным правом можно назвать «продолжением» классических работ по истории русской религиозной философии В.В. Зеньковского, Н.О. Лосского и Г.В. Флоровского.</div> Александра Бердникова Copyright (c) 2020 Философия религии: аналитические исследования https://frai.iph.ras.ru/article/view/5247 Вт, 08 дек 2020 21:40:01 +0300 «Религия после религии», или современные проекты постметафизической теологии https://frai.iph.ras.ru/article/view/5248 <div style="text-align: justify;">Анализируется одна из новейших монографий, в которой раскрываются идеи западных теологов последних десятилетий, основывающих свои теории на рецепции философии Мартина Хайдеггера, среди которых выделяются Дж. Капуто, Р. Керни, Дж.П. Мануссакис, Д. Харт. Отказ от метафизики и поиск новых способов познания, новых вариантов философствования актуален и для теологии. Методологические вопросы, обновление экзистенциального лексикона богословия, переосмысление трансцендентного становятся предметами размышления постмодернистской теологии. Автор рецензии уделяет, в соответствии с книгой, пропорциональное внимание переходу от онтотеологии к теологии события и отмечает ценность исследования позиций современных западных философов для решения педагогических задач, в частности, в контексте введения в отечественную систему образования академической теологии.</div> Татьяна Litvin Copyright (c) 2020 Философия религии: аналитические исследования https://frai.iph.ras.ru/article/view/5248 Вт, 08 дек 2020 21:40:20 +0300